ВАЛЕНТИН ИВАНОВИЧ БЕЛОУСОВ

В апреле 2009 года в залах Самарского областного художественного музея (ул. Венцека, 55) экспонировалась выставка произведений замечательного самарского художника Валентина Ивановича Белоусова.

Валентин Иванович родился в Куйбышеве 10 апреля 1930 года. С 11-летнего возраста посещал изостудию Дворца пионеров, где преподавал В.М. Бидер, далее, в 1942-43 гг. продолжил занятия в студиях Г.П. Подбельского, И.П. Цыбульника

Окончив нефтяной техникум в 1951 году, отслужив в армии, в 1958 году пришел на работу в научно-исследовательский институт ВНИИТ-нефть. В 1961 году Белоусов окончил заочный Московский машиностроительный институт по специальности «инженер точной механики», а в 1971 году — заочный народный университет искусств им. Н.К. Крупской в Москве.

В.И. Белоусов — член Союза художников России (1984), участник областных (с 1964), зональных (с 1974), международных (с 1977) художественных выставок. В 1966 г. он принял участие в конкурсе проектов по созданию «Монумента вечной славы» в Самаре (проект хранится в Музее строительства и архитектуры).

В 1974-1976 гг. Белоусов преподавал начертательную геометрию в Куйбышевском художественном училище, а в 1977-2001 гг. — рисунок и живопись в Самарской архитектурно-строительной академии. Его картины находятся в собрании Самарского художественного музея, частных собраниях России, Германии, Франции, Израиля. В 1999 году его картина «Ремонт скважины» (1974) в рамках экспозиции московской галереи «NB» была представлена на международной выставке «Искусство XX века», проходившей в Нью- Йорке в выставочном зале Армори.

«Я всегда считал, что главным профессиональным качеством художника должна быть его самобытность, его непохожесть на других. Смысл жизни живописца — открыть что-то для себя, поэтому все, что я вижу, я пытаюсь выразить в картинах через призму моей души. Я не стремлюсь к доскональному изображению, к натуралистической манере письма. Художник должен преоб­ражать этот мир», — говорит Валентин Иванович,

Художник должен преображать этот мир

Молодость художника пришлась на пору хрущевской оттепели, которая во многом определила направление его дальнейшего пути. Будучи по специальности «технарем», Белоусов по зову сердца перешел из «физиков» в «лирики».

Шестидесятые годы — «оттепельные» в культурной жизни Куйбышева. Именно тогда на выставках, устраиваемых Городским молодежным клубом, стали появляться свежие, искренние работы молодых авторов – В.В. Сушко, А.Г. Песигина, Д.С. Кондратьева, А.И. Завьялова. С 1964 года в выставках «ГМК-62» активно участвует и В.И. Белоусов. Работы этого времени — «Карусель», «Новый проспект», «Крыши» воспринимаются сейчас как своеобразные поэтические документы, заключившие в себе неповторимую творческую атмосферу тех лет с трогательной верой в открывающиеся впереди «светлые дали».

Одна из лучших картин этого времени — «Крыши». Сорок лет, прошедшие со дня создания, ничуть ее не состарили — она все так же притягивает взгляд, погружает в атмосферу радостного предвкушения счастья, наполнена светом и воздухом, а точнее — свежим ветром, который, как паруса, раздувает свежевыстиранное белье на крыше многоэтажного нового дома на недавно проложенном проспекте Ленина…

В работах 1970-х — 80-х гг в творчестве художника усиливается стремление к пластическому обобщению, он отходит от пленэрности, передачи непосредственных впечатлений. Белоусов считает, что натуру в процессе работы надо «привести в порядок», а само произведение должно быть «завершено», лаконично и при этом «не содержать в себе вызова».

Полотна этого времени фактически составляют единую серию, посвященную Самаре, Самарскому краю. Это монументальные работы «Край заповедный», «Жигулевская кругосветка» (обе — 1980), «Волжский Богатырь» (1985), в композиционном решении которых доминирует обобщенно трактованная форма — гора, увиденная с большой высоты или даже как бы из вечности. Моделировка градациями коричневого тона подчеркивает внутреннее напряжение этих «макро­форм», вызывающих своим пластическим решением ассоциации с гигантскими доисторическими животными. Коричневый цвет, цвет земли, стал для художника доминирующим, в избранном автором контексте он «работает» и как цвет сгустившегося времени. Все вещи у Белоусова принципиально однородны, они состоят из одной материи — и горы, и облака, и творения рук чело­века.

В «Городе над Волгой» (1978) и «Старой Самаре» (1980) также преобладает красно-коричневый тон, приводя наполненный мелкими формами ландшафт к общему знаменателю. В «Городе над Волгой» увиденная сверху золотисто-коричневая гладь реки собирает в единый пластический организм «кристаллические» дома города и округлые склоны Жигулевских гор.

В «Старой Самаре» деревянные домики, деревья и даже фигурки людей с зонтами, похожими на шляпки грибов, словно произрастают из земли, поливаемой осенним дождем.

В 1980 году Белоусов написал полотно «9 мая 1945 года», которое привлекает внимание своим оригинальным решением: в нем передан момент всеобщего ликования, когда, услышав по радио о конце войны, собравшиеся под уличным репродуктором люди (зрителю они не видны) разом подбросили вверх свои фуражки и цветы — белоснежные ветки яблони. Все эти предметы, на мгновение зависшие на фоне голубого неба с белыми облачками и птицами, стали в картине Белоусова вечно парящими символами Победы.

Как и для В.З. Пурыгина, И.В. Карпунова, Н.Ф. Шеина — таких разных, но объединенных своими общими «самарскими корнями» художников, дерево стало для Белоусова символом жизненных сил природы. Характерна его картина «Юность» (1976), в которой высящееся на волжском берегу дерево-исполин укрывает от летнего зноя юношу в расклешенных по моде того времени брюках и девушку в платьице выше колен — так сказать, Адама и Еву середины семидесятых…

Но в последующие годы утверждение мощи естественной природы, благоволящей к человеку, сменяется в творчестве художника размышлениями о ее страдательной участи в эпоху научно-технического прогресса. Эта тема красной нитью проходит по творчеству и других самарских мастеров — В.З. Пурыгина, Н.Ф. Шеина.

В «Реликте-1» (1988) мы переносимся во времени вперед: огромное дерево здесь еще излучает энергию жизни, но принципиально изменился окружающий его мир. Теперь дерево не только не служит защитой для человека, но и подвергается насилию с его стороны. Высящееся среди пней своих истребленных собратьев, оно заключено в маленькую «кладбищенскую» оградку и выглядит как памятник самому себе и всей исчезающей живой природе («Реликт-2», 1991).

А ведь для художника с его своеобразным «инженерным мышлением» первоначально не существовало принципиальной разницы между «первой»- естественной, и «второй», рукотворной, природой. В его работах 1970-х годов и деревья, и сооруженные людьми вышки, башенные краны, заводы были воплощением творческих сил природы и человека, торжества идеи созидания. Таковы его как бы светящиеся изнутри вязы на фоне символического города с кварталами новых домов и дымящимися трубами заводов («Три вяза», 1970). Таков вырастающий из земли лес радиомачт («РВС», 1977), воплотивший в те годы для автора своего рода апофеоз научно- технической мысли.

Кстати, образ «трех вязов» мог быть навеян художнику реалиями современной жизни. В начале 1960-х на углу улиц Куйбышева и Некрасовской разбили сквер с одноименным названием. Он стал местом встречи для молодежи тех лет, а также — символом ожидаемых, желанных перемен.

В 1990-е в творчестве Белоусова появляются работы абстрактного характера — «Калейдоскоп», «Свежий ветер», «Турбулентность»… Они воспринимаются как следствие определенного разлада с социумом, ухода художника в свой внутренний мир, хотя в пересекающихся цветовых плоскостях здесь подчас сквозят и впечатления от окружающей реальности.

Параллельно Белоусов пишет и светлые по настроению полотна-панно — «Дерево освещенное» (1992), «Утро осеннее» (1993), «Осенний мотив» (1997). Это лучшие его работы последнего времени. В них создан лирически просветленный образ природы, пребывающей в отстранении от мира, как бы переместившейся в некое идеальное Зазеркалье, где она сокрылась от человеческого вмешательства, избегнув тем самым разрушения и смерти. Здесь разлиты тишина и покой, и мы можем долго блуждать в этом пространстве, медитируя, отрешившись от нашей напряженной, сеющей тревогу повседневности…

Валентин Иванович Белоусов внес существенную художническую лепту в самарское изобразительное искусство. Без его творчества, так же, как без творчества его замечательных собратьев-художников — В.З. Пурыгина, Г.В. Филатова, И.Е. Комиссарова, Ю.И. Филиппова, Н.Ф. Шеина, невозможно представить себе историю пейзажной живописи нашего края в XX веке. Валентин Иванович является одним из наиболее значительных самарских художников. Мы желаем ему долгих лет жизни и дальнейших творческих успехов.

Все картины художника

 

Автор: Т. Петрова, кандидат искусствоведения

Другие новости и статьи

preloader
Сервис обратного звонка RedConnect